Главная Хронология Древняя Русь Рюрики Смутное время Романовы Новости сайта Гостевая
   Дополнительное меню
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
 

С. Перевензенцев
"ДРЕВНЯЯ РУСЬ. История русского народа с I по IX век"
    
Часть II. РУГИЛАНД.
Место действия - ЗЕМЛИ МЕЖДУ РЕКАМИ ДУНАЙ,
ИНН И ДРАВА (СОВРЕМЕННАЯ АВСТРИЯ).
Время действия — V в.


Король ругов, именем Флаккитей, как раз
к началу своего правления находился в затруднительном
положении, так как готы в Нижней Паннонии были его злейшими
врагами и пугали его численным превосходством.
Евгиппий. "Житие святого Северина".
Начало VI в.


      Великое переселение народов. Так в истории стали называть эпоху IV — VI вв., когда все народы Европы пришли в движение и начали бороться за лучшие места проживания. На западе Европы кельты и германцы теснят друг друга. С востока в Европу врываются племена сарматов и аланов[1]. Готы, захватившие сначала север, стремятся в южные широты. А в конце IV в. в Европе объявляется свирепый и жестокий народ гуннов[2].
      Каждый из варварских народов стремился создать свое государство. Так, готы, дойдя до степей Причерноморья, объединили здесь под своей властью многие племена. Но готское государство было сметено нашествием гуннов. После этого готы разделились на две ветви. Вестготы переселились на запад Европы, в Испанию. Остготы жили возле Дуная.
      Сами гунны в середине V в. создали огромное государство — от берегов Черного моря до Рейна — во главе с Атиллой. Однако держава Атиллы просуществовала тоже недолго. В 451 г. гунны потерпели поражение в битве с другими варварскими племенами, а в 453 г. Атилла неожиданно умер, и его государство исчезло.
      Причерноморские руги-русы вошли в состав державы гуннов. Пока держава гуннов существовала, в нее входили и руги, которые жили возле Дуная. А в V в. на территории между реками Дунай, Инн и Драва в бывшей римской провинции Норик (современная Австрия) придунайские руги создали свое государство — Ругиланд.
      И главными врагами ругов оставались их восточные соседи — остготы...


      Звенят мечи, ржут кони, кричат воины. Идет кровавая битва. Бьются руги с остготами. Авентрод, ругский богатырь, в бой пока не вступает. Следит он за сражением издалека, из небольшого лесочка, где затаился в засаде вместе со своим отрядом. Прядь светлых, рыжеватых волос растрепалась по его лбу — Авентрод никогда не надевает шлема. Его кожаный доспех поблескивает на солнце железными бляхами. В руках Авентрод сжимает огромную железную палицу на деревянной ручке, сделанной из векового дуба.
      К нему подъехали два воина. Один из них, Видольф, племянник Авентрода[3], еще очень молод, всего пятнадцать весен встретил он в своей жизни. Его другу, Одоакру[4], шестнадцать лет. Еще ребенком покинул Одоакр свою родину, остров Рюген, в поисках воинских подвигов. И вот теперь оба оказались в отряде Авентрода.
      И Видольф, и Одоакр изнывали от нетерпения. Хочется им испытать новые мечи в своем первом сражении!
      — Дядя, ну когда мы начнем? — спрашивает Видольф Авентрода, а сам горячит коня, дергает поводья.
      — Не торопись, Видольф, всему свое время! — отвечает Авентрод. — Наше дело дождаться того момента, когда остготы решат, что они победили. Вот тут король Флаккитей подаст нам сигнал, и мы ударим остготам в спину!
Ругиланд       И тут же раздался резкий, призывный звук боевой трубы — это Флаккитей[5] призывал Авентрода и его отряд.
      — А вот и наше время! — закричал Авентрод и с боевым кличем ринулся в самую гущу сражающихся воинов.
      — И-и-эх! — тяжело, с хрипом и стоном, опустил Авентрод свою палицу на голову первого врага. А потом пошел крушить направо и налево, не останавливаясь.
      Видольф еле-еле поспевал за своим дядей, прикрывая его спину. Но упоение боя захватило юношу, запах крови одурманил его. Он потерял счет времени, не видел вокруг себя ничего, кроме странных теней. И казалось Видольфу, что остался он один на всем белом свете и только его меч летает вокруг, поражая смертельными ударами все живое...
      Неожиданно кто-то обхватил его медвежьей хваткой со спины, а кто-то другой стал сжимать его руки спереди.
      — Видольф! Видольф! — расслышал юноша свое имя. Юный воин встряхнул головой, словно избавляясь от наваждения, и огляделся. Авентрод и Одоакр крепко сжимали Видольфа, стараясь удержать его в кольце своих рук.— Видольф, остановись! Бой закончился!
Ругиланд       Наконец сознание вернулось к юноше, и он перестал вырываться. Его обмякшие плечи еще продолжали вздрагивать, но в руках уже не было яростной мощи, страшной для любого, кто попадется ему на пути.
      Авентрод тоже ослабил хватку, а потом громко расхохотался:
      — О-ха-ха, Видольф! Да ты великий безумец! Видел бы ты, как бежали остготы, когда ты размахивал своим обрубком!
      Вслед Авентроду раздался дружный смех других воинов. Видольф взглянул на свой меч — он был сломан по самую рукоятку. А его мертвый конь лежал в двадцати шагах. Шепотом юноша спросил Одоакра:
      — Что со мной было?
      Одоакр, с восхищением глядя на друга, ответил:
      — Твой меч сломался в самом начале боя, и тут же убили твоего коня. Я уже бросился тебе на выручку, но вдруг божественное безумие охватило тебя. Ты начал бить остготов голыми руками!
      Подошедший Авентрод прервал их разговор:
      — Ну что же, мальчики мои! Вот и приняли вы свой первый бой! Ты, Видольф, станешь знатным богатырем. Правда, не знаю, кто сможет усмирить тебя после сражения, если меня не окажется рядом!
      Все воины одобрительно забряцали мечами о свои щиты, как бы подтверждая слова своего вожака.
      — А ты, Одоакр, наоборот, воюешь с холодной головой. Если и дальше так пойдет — быть тебе великим военачальником! А там, глядишь, и императором Рима!
      И Авентрод рассмеялся, довольный своей шуткой. Потом, подхватив палицу, он вскочил на коня и вместе со своим отрядом бросился догонять основное войско ругов.
      Эта битва была лишь одной из многих, которые вели между собой руги и остготы. Сегодня ругам удалось одержать победу, но они знали — впереди еще много сражений, ибо ни руги, ни остготы не имели решительного преимущества друг перед другом.
      И вообще на границах Ругиланда царили смятение и неопределенность. Остготы беспокоили с юго-востока. С севера, из-за Дуная, готовы были вторгнуться племена алеманнов, тюрингов и герулов[6].
      В Ругиланд сбежались остатки римского населения, которое уже несколько веков проживало поблизости от этих мест. Римляне надеялись на то, что руги защитят их от нашествия германских племен. Но королю Флаккитею не хватало сил — еле-еле успевал он отправлять войска то на одну, то на другую границу.
Ругиланд       На помощь королю ругов явился монах-отшельник Северин[7]. Латинянин по происхождению, он пытался объединить римлян и ругов, чтобы противостоять давлению других завоевателей. В подпоясанной веревкой сутане, босиком, Северин ходил от одного укрепленного городка к другому и ободрял жителей Ругиланда. Он предостерегал жителей от безрассудства, добрым и решительным словом укреплял их дух, внушал веру в победу.
      А однажды Северин спас жизнь королю Флаккитею. Дело было так. Некая разбойничья шайка захватила нескольких ругов и увела их за Дунай в чужие земли. Флаккитей уже собрался в поход, чтобы освободить соплеменников, но тут к нему пришел Северин и сказал:
      — Если ты будешь их преследовать, то только выбьешься из сил. Остерегайся переправляться через реку, дабы не попасть в засаду, которую тебе заготовили в трех местах. Скоро прибудет вестник, который уведомит тебя обо всем этом подробнее.
      И в самом деле, вскоре пришли двое пленных ругов, бежавших из-за Дуная, и подтвердили пророчество Северина. С тех пор Северин стал пользоваться среди ругов огромным авторитетом.
      Однажды войско ругов возвращалось из очередного похода. К этому времени Видольф и Одоакр возмужали. Шрамы, полученные в многочисленных сражениях, покрывали их могучие тела. Об их подвигах уже ходили легенды. Особенно славен был Видольф. Иногда, чтобы остановить его после боя, сами руги связывали его цепями. Иначе он продолжал сражаться со всеми, кто попадался под руку, до тех пор, пока не обессилевал полностью. Уважали руги и смелого Одоакра, который стал первым помощником Авентрода.
      Воины Авентрода захватили богатые трофеи. Больше всего повезло Одоакру — ему достались конь и оружие предводителя остготов, которых они разбили. Очередная победа ободрила ругов, и все пребывали в приподнятом настроении.
      Неожиданно их нагнал сын короля Флаккитея — молодой и заносчивый Фелетей[8] со своими воинами. Не обращая ни на кого внимания, Фелетей подъехал к Одоакру и бесцеремонно заявил:
      — Эй, Одоакр! Меч и конь, которые даровала тебе удача, не по чину безродному выходцу с острова Рюген! Отдайка их мне!
Ругиланд      Авентрод и Видольф возмущенно схватились за оружие, чтобы защитить Одоакра. Но тот остановил их жестом, а сам спокойно и с достоинством ответил:
      — Фелетей, сын Флаккитея! Хоть я и не славен родом, но тот, кто оскорбляет меня, редко остается живым!
      — Так ты угрожаешь сыну короля?! — запальчиво вскричал Фелетей и ринулся на Одоакра, подняв над головой свой меч.
      Но разве мог он справиться с Одоакром! В несколько приемов Одоакр не только отбил нападение, но и сбросил Фелетея с коня. На защиту королевского сына бросились его воины. Отряд Авентрода тоже ощетинился мечами. Но тут мудрый Авентрод встал между разгоряченными бойцами.
      — Фелетей! — закричал он во всю мощь своей глотки. — Остановись! Иначе твоему отцу, королю Флаккитею, придется воевать с моим родом! И я не думаю, что он победит!
      Фелетей поднялся с земли, зло поглядел на богатыря.
      — Ладно! Сегодня вас больше, и мы не будем с вами биться! Но глядите, придет и наш час! А ты, Одоакр, можешь заранее проститься с жизнью!
      И Фелетей, вскочив на коня, вместе с воинами быстро исчез за поворотом.
      Одоакр поглядел на Видольфа:
      — А ведь я ходил советоваться к Северину! Чуть голову не разбил, когда пытался выпрямиться в его маленькой келье-клетушке!
      — И что же сказал тебе этот святой человек? — раздались голоса.
      — О-о! — воскликнул Одоакр. — Северин предрек мне великое будущее! Он сказал: "Иди в Италию, иди. Пусть сейчас бедна твоя одежда, но скоро ты будешь многих богато одаривать".
      Руги восхищенно зацокали языками. А Авентрод, не раздумывая, предложил:
      — А что? Раз Северин сказал Одоакру такие вещие слова, то и нам всем надо подаваться в Италию. Наймемся там в римское войско, вот и завоюем себе и славу, и богатство!
      Король Флаккитей не хотел отпускать Авентрод а и его воинов, но ничего другого ему не оставалось — Фелетей грозился расправиться с ними. Поэтому король дал свое согласие, и вскоре весь отряд Авентрода покинул Ругиланд и отправился в Италию.
Ругиланд       А в Ругиланде жизнь продолжалась своим чередом. Усилиями короля Флаккитея и монаха Северина какое-то время еще удавалось поддерживать в государстве порядок. Но через несколько лет, в 475 году, Флаккитей умер и власть перешла к Фелетею. И дела сразу же осложнились. А все потому, что и новый король Фелетей, и его жена королева Гизо[9] презрительно относились к римскому населению. Гизо уговорила мужа поставить подчиненных ему римлян на самые грязные и тяжелые работы. И как могла унижала и преследовала римлян.
      Монах Северин попросил королеву о снисхождении, но та в приступе ярости ответила:
      — Спрячься в своей келье, монах, нам же позволь делать с нашими слугами то, что нам угодно!
      Через некоторое время в Ругиланд пришли римляне, которые жили за Дунаем и подверглись нападению алеманнов и тюрингов. Римляне стремились переселиться в более безопасное место — в Италию. Но король Фелетей выступил с войском, намереваясь тотчас же их задержать, увести и поселить в тех городах, которые платили ему дань.
Ругиланд       Северин вновь вступился за римлян и опять услышал недовольный королевский ответ:
      — Я не допущу, чтобы народ, за который ты просишь, был разорен диким набегом алеманнов ь тюрингов. Тем более что я имею поблизости платящие дань города, где они вполне могут разместиться.
      И все же Северин смягчил сердце короля, и тот разрешил римлянам покинуть пределы Ругиланда. Но монах не питал иллюзий. Когда к нему пришли торговцы и попросили добыть у Фелетея разрешение на торговлю, Северин ответил:
      — Зачем помышлять о торговле там, куда ни один купец не явится?
      И в самом деле, вся военная и хозяйственная организация Ругиланда быстро разваливалась. А еще меньше осталось надежд, когда в Ругиланд пришло известие — Одоакр, давний враг короля Фелетея, захватил власть в Римской империи. Фелетею и его государству эта весть ничего хорошего не сулила...

Ругиланд

Назад              Содержание              Вперед

 

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ  

 
 

[1] Сарматы — объединение кочевых племен, в III в. до н.э. вытеснили из Причерноморья скифов, вели войны с Римской империей. В IV в. н.э. были разгромлены гуннами.
      Аланы — ираноязычные племена сарматского происхождения, в I в. н.э. жили в Приазовье и Предкавказье. Вторгались в Европу. Кавказские аланы — предки современных осетин.

[2] Гунны — кочевой народ, чье происхождение до сих пор неизвестно. По одной версии, гунны пришли из Китая. По другой — из Предуралья. По третьей — с берегов Балтийского моря.

[3] Авентрод, Видольф. — Эти имена богатырей ругов-русов, которые воевали против готов где-то на берегах Дуная, известны по скандинавской "Саге о Тидреке Бернском".

[4] Одоакр (ок. 431 — 493) — реальное историческое лицо. Родился на острове Рюген. Служил в римской армии, стал полководцем. К какому племени принадлежал Одоакр, в точности неизвестно. В разных документах его называют то ругом, то герулом, то скифом.
      Позднее Одоакр (под именем Оттокар) считался предком графов Штирии — графства в Австрии на месте Ругиланда. Потомки Одоакра в XII в. были даже герцогами Австрии.

[5] Флаккитей (ум. в 475 г.) — реальное историческое лицо, король Ругиланда.

[6] Алеманны — германское племя, в IV — V вв. занимали значительную часть современной Швейцарии и Юго-Западной Германии.
      Тюринги — германское племя, образовавшее в V в. свое королевство в верховьях р. Эльбы.
      Герулы — этническая принадлежность этого племени неизвестна. Вышли они, видимо, с островов и побережья Балтийского моря, затем жили в Приазовье и Центральной Европе (на Дунае). Не исключено, что герулы родственны ругам.

[7] Северин (ум. в 482 г.) — реальное историческое лицо, "апостол Норика", католический монах-отшельник. Родился на Востоке, но был латинянином (римлянином) по происхождению. По указанию Одоакра, с почетом похоронен в монастыре под Неаполем.

[8] Фелетей (ум. в 487 г.) — реальное историческое лицо, король Ругиланда с 475 г.

[9] Гизо (ум. в 487 г.) — реальное историческое лицо, королева Ругиланда. В разных документах она называется то матерью, то женой Фелетея.

 

 

СОГЛАШЕНИЕ:


      1. Материалы сайта "Русь изначальная" могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
      2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт "Русь изначальная".
      3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
      4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
      5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта "Русь изначальная"